Аналитика и исследования коммерческой и жилой недвижимости Украины


Главная О компании Услуги компании Наши клиенты Реклама Контакты






Деньги на брусчатке, или Дорожный бизнес инженера Демченко

2009-05-12 09:38:33
Деньги на брусчатке, или Дорожный бизнес инженера Демченко В начале прошлого века весна приносила в Киев не только долгожданное тепло, но и вечную неразрешимую проблему: что делать с дорогами? Городские мостовые находились в таком состоянии, что по ним было опасно ездить и даже ходить. На улицах с множеством выбоин, лишь кое-где заделанных крупным кругляком, то и дело ломались извозчичьи дрожки. В Европе тогда уже использовали асфальт, но здесь он был непригоден: технология того времени позволяла укладывать асфальтовое покрытие только на ровных горизонтальных улицах, которых в холмистом Киеве практически не было.

В 1906 г. городская Дума всерьез занялась проблемой дорог. В Бельгии был взят 5%-ный кредит на сумму 1 млн рублей сроком на 62 года (так называемый «мостовой заем»), а воплощать идею реконструкции улиц стал сам ее инициатор – инженер Всеволод Демченко.

Всеволод Яковлевич происходил из интеллигентной семьи. В 1893 г. он окончил киевскую 4-ю гимназию, а в 1898 г. – Институт инженеров путей сообщения и начал карьеру в должности младшего инженера строительной конторы Киево-Полтавской железной дороги. Впоследствии Демченко дослужился до надворного советника, разбогател и стал гласным городской Думы. Карьера предприимчивого киевлянина развивалась успешно – он сменил множество высоких должностей: был начальником Киевской уездной земской управы и городской комиссии по благоустройству улиц, старостой Александро-Невской церкви, членом правления Киевского политехнического института и почетным попечителем 4-й гимназии. После Февральской революции 1917 г. Всеволод Яковлевич получил должность Киевского уездного комиссара Временного правительства, а при гетмане Скоропадском участвовал в Союзе деловой элиты.

Все же основная деятельность Демченко была сосредоточена на дорогах: именно с его фамилией связано благоустройство киевских улиц в 1909-10 гг.

После того, как Всеволод Яковлевич был избран гласным городской Думы, он возглавил мостовую комиссию. Поскольку тогда столица Юго-Западного края стремилась стоять в одном ряду с лучшими городами Европы, Демченко предложил использовать для мощения дорог каменные кубики, которые применялись в Германии. Для Киева были выбраны два типа мощения: торцевой – из больших кубиков (им мостили основные магистрали) и мозаичный – из маленьких (для улиц, расположенных под уклоном). Стоимость таких дорог была немалой: 1 кв. сажень (чуть больше 4,5 кв. м) торцевого мощения обходилась в 50 рублей, что составляло на то время месячный оклад чиновника. Мозаичное покрытие выходило дешевле – отчасти потому, что для него использовали базальт из Волынской губернии, в то время как большие каменные кубики закупались в Швеции. Демченко мотивировал необходимость заграничных поставок тем, что на отечественных каменоломнях не могли принимать такие объемные заказы. Все вопросы по планировке, закупке материалов, выборе поставщика решались только при участии Всеволода Яковлевича.
Мощение дорог совершалось ударными темпами - в течение двух лет. Такой спешке удивлялись все. Удывлялись до тех пор, пока не обратили внимание, что это время Демченко выстроил для себя три доходных дома

Строительство дорог совершалось ударными темпами – было решено перемостить все улицы в центре города в течение двух лет. За это время вымостили Думскую площадь (нынешний Майдан Незалежности), Крещатик, Прорезную, Владимирскую, Николаевскую (теперь ул. Городецкого), Владимирский спуск, частично Фундуклеевскую (сегодня ул. Богдана Хмельницкого) и Большую Васильковскую. При этом старый булыжник, снятый с центральных улиц, использовали для мощения дорог на окраинах города. Весь Киев перерыли, и горожане-налогоплательщики были постоянно недовольны как состоянием улиц, так и ценой их мощения. Тем не менее, качество дорог значительно улучшилось, и вскоре опыт Киева переняли Москва и Одесса.

Спешке в проведении работ удивлялись не только жители города, но и пресса. Удивлялись до тех пор, пока не обратили внимание на то, что за эти два года Демченко выстроил для себя три доходных дома: два – в начале ул. Ольгинской и один – по ул. Большой Житомирской. Вскоре Всеволод Яковлевич переехал в собственный особняк – сегодня в этом здании по ул. П. Орлика, 3, известном как «дом с кариатидами», находится Академия правовых наук Украины. Демченко был в хороших отношениях с тогдашним городским головой – молодым и энергичным Ипполитом Дьяковым. Стоит ли говорить, что в скором времени и у градоначальника появился многоэтажный доходный дом.

По Киеву пошли толки и пересуды, дело оборачивалось скандалом. Между тем особняки, принадлежавшие Демченко, вырастали как грибы после дождя, причем на самых престижных участках, – их и сегодня можно увидеть по ул. Большой Житомирской, 25/2, Архитектора Городецкого, 17/1, Лютеранской, 9, Заньковецкой, 7, П. Орлика, 3. Контора Владислава Яковлевича, управлявшая всеми его доходными домами, находилась в здании по ул. П. Орлика, 8а. Кроме того, Демченко также владел имениями в Киевском уезде и на Херсонщине.

Для сооружения доходных домов Демченко выбирал выигрышные угловые участки улиц, а проекты зданий заказывал в модном тогда стиле модерн. Вот что пишет об этом исследователь Юлия Ивашко в книге «Модерн в архитектуре Киева»: «В отличие от более раннего периода неоготики, во времена распространения модерна владельцы часто строили доходное жилье и частные особняки на угловых участках. К застройке угловых участков выдвигались требования как к улицам высших разрядов, а углы домов нужно было выделять башенками, аттиками и т.д… Все это требовало от владельцев угловых участков вложения значительных средств в строительство, но, учитывая быстрый рост цен на землю в центральных районах города в начале XX в. и концентрацию большого капитала в строительной сфере Киева того периода, угловые участки уже не считались менее выгодными. Наоборот, известные подрядчики с удовольствием возводили большие доходные комплексы именно на угловых участках (например, на ул. Архитектора Городецкого, 17/1…)». Этот дом – один из самых красивых в Киеве, построенный в лучших традициях архитектуры русского модерна. Но и остальные особняки, принадлежавшие Всеволоду Яковлевичу, были очень хороши. На территории усадьбы на углу ул. Лютеранской и Меринговской (ныне ул. Заньковецкой) Демченко решил построить огромное здание. Проект он заказал знакомому архитектору, сотруднику технического отдела Управления Юго-Западных железных дорог Александру Вербицкому. Этот доходный дом должен был стать самым высоким в Киеве, однако такое масштабное строительство оказалось не по карману амбициозному чиновнику – ему удалось возвести лишь одну секцию здания, а угловая часть так и не была сооружена. Но и то, что получилось, стало одним из самых заметных зданий в центре столицы – теперь дом №7 по ул. Заньковецкой.

Пока на киевских улицах один за другим возводились доходные дома, киевляне продолжали обсуждать происхождение капиталов г-на Демченко. Поговаривали, что поставщики камня для мостовых авансом «благодарят» председателя мостовой комиссии за каждый полученный заказ. Отчет, с которым Демченко выступил на заседании городской Думы, только подлил масла в огонь – он изобиловал неточностями. Успехи Всеволода Яковлевича многим кололи глаза. Гласный городской Думы Николай Добрынин, отличавшийся скандальным характером, бросил Демченко прямое обвинение: «Приехал голоштанником, а теперь наворотил от мостовых дом!» Оскорбленный Демченко вызвал обидчика на дуэль. Добрынин испугался, и, воспользовавшись тем, что дуэли преследовались законом, пожаловался в суд. Однако дело было решено в пользу Всеволода Яковлевича, и Добрынину пришлось принести письменные извинения.
Молодой и энергичный Всеволод Демченко и другие состоятельные и нетрусливые киевляне объединились в пожарную дружину. Они за свой счет построили депо и каланчу, пошили форму и не только красовались в ней на учениях, смотрах и парадах, но и вместе с профессионалами участвовали в тушении настоящих пожаров

Огромные средства, которые выделялись из городского бюджета на мощение улиц, не давали покоя множеству аферистов. Однажды депутат городской Думы г-н Якубенко обратил внимание на то, что камень принимали у поставщиков не по весу, а по объему из расчета 1 куб – 1 200 пудов (19 200 кг). При этом некоторые особенно ловкие подрядчики укладывали куски камня так, что веса в кубе получалось меньше, чем необходимо, а поскольку материал не взвешивали, городская казна несла убытки, которые, по подсчетам Якубенко, ежегодно составляли 20 тыс. рублей (в то время этих денег было достаточно для возведения 2-этажного дома). Во избежание подобных нарушений было решено принимать камень для мощения улиц не по объему, а на вес.

Дороговизну новых киевских тротуаров карикатуристы изображали в газетах в виде дорог, вымощенных золотыми монетами. Впрочем, под давлением особо экономных граждан Дума все-таки решилась однажды на эксперимент. Было предложено покрыть улицы бетоном – выходило намного дешевле, чем мостить камнем. На это выделили 100 тыс. рублей – сумму на то время немалую. Пробовать решили прямо в центре, на Крещатике. Именно здесь забетонировали по слою гранитного щебня участок дороги. Когда же начали ходить и ездить, оказалось, что мостовая – хуже некуда. За короткое время она покрылась выбоинами и пришла в негодность. Таким образом, было решено применять пусть и дорогое, но качественное мощение тесаным булыжником, при котором кубики камня укладывали на бетонное основание и схватывали асфальтовой замазкой.

Когда началось благоустройство киевских центральных улиц, Демченко обратился к полицейским с просьбой следить, чтобы грузовые подводы ехали по мостовым шагом. Узнав об этом, одна из киевских газет поместила карикатуру, на которой Всеволод Яковлевич идет по брусчатке на цыпочках, предостерегая: «Осторожно, господа, здесь новая мостовая!..» Практика в скором времени показала, что такая осмотрительность была излишней.

Вопреки всем обвинениям о расхищении средств, выделенных на мощение дорог, покрытие улиц получилось очень прочным, а Всеволод Яковлевич любил повторять: «Мостовая из кубиков стоит уже девять лет, и все киевляне могут убедиться, плохо ли она сделана, или хорошо». В том, что мостовые «имени Демченко» сделаны на совесть убедилось не одно поколение киевлян. Даже сегодня, спустя 100 лет, мы ездим по некоторым из них – например, по ул. Архитектора Городецкого.
Автор: Ольга Федоровская

http://www.domindex.com.ua/

Поиск

Подписка

Базы компаний, ТЦ, БЦ, жилья
Готовые исследования, обзоры
Новости, статьи и аналитика
RSS-лента (новости, статьи и аналитика)
RSS-лента (Базы компаний, ТЦ, БЦ, жилья)
RSS-лента (Готовые исследования, обзоры)