Аналитика и исследования коммерческой и жилой недвижимости Украины


Главная О компании Услуги компании Наши клиенты Реклама Контакты






Архитектура как застывшая политика

2016-11-08 19:38:21

socmart-fotoВ далеком 1842 году немецкий философ и теоретик искусства Фридрих Шеллинг заметил, что архитектура есть не что иное, как застывшая музыка. Его современники тут же с этим дружно согласились, тем более что до йенского идеалиста эту мысль успели высказать Гете и железная леди романтического столетия Жермена де Сталь. Высказывание стало обязательным элементом культурного кода каждого уважающего себя европейца. Как голубой цветок Новалиса, либертарианские ценности или кофе из «Старбакса».

В наше время афоризм не утратил ярких красок, несмотря на многочисленные стирки и кипячения. Норманн Фостер строит электроклэш. Заха Хадид звучит как синти-поп. И все-таки архитектура стала чем-то еще. Помимо музыки.

Организаторы завершившейся в прошедшее воскресенье в Венеции XI Архитектурной биеннале решили, что архитектура – это политика. О чем и поспешили уведомить всех, написав об этом на сувенирных футболках, продававшихся в книжной лавке при биеннале. Ти-шотки с месседжем «Архитектура – это политика» нашли горячий отклик у поклонников застывшего электроклэша.

Подчеркиванию политического подтекста способствовала и тема завершившейся биеннале: «Снаружи. Архитектура вне здания». Все-таки архитектура – это манифест современности. А современность – это глобальная политика. Это стало особенно очевидно после появления общемировой лакмусовой бумажки под названием кризис ликвидности.

Так или иначе, антиглобализма в мировой архитектуре не осталось. Во всяком случае, такое впечатление создалось у гостей и участников мероприятия. А вот глобализм на стендах 56 стран-участниц получился с национальным колоритом. Потому что у каждого государства свои глобальные проблемы.

Например, эстонские инсталляторы соединили российский и германский павильоны желтой пластиковой трубой, прозрачно намекнув на то, что энергозависимость Евросоюза от «русского медведя» - это не то, чему следует радоваться. Получился игрушечный сувенирный газопровод. До манифеста не дотягивает, зато в качестве игрушки для детей топ-менеджеров «Газпрома» вполне подойдет.

До крайних степеней отрицания архитектуры дошли украинцы, выставившие плюшевый Чернобыль. Стенд «незалежной» представлял собой гигантские мягкие кубики с изображением ядерных грибов – отличный подарок для маленьких сталкеров.

Похоже, что венецианская биеннале перестала быть архитектурной и превратилась в международную выставку модных трендов. Эстонским газопроводом и украинским ядерным взрывом дело не ограничилось. Вот, например, павильон Страны восходящего солнца, признанного поставщика модных тенденций на европейский рынок. Правда, в Венеции японцы обошлись без манги и кавая, сделав ставку на загадочную японскую душу. Получилось нечто в духе графики Хокусая и истории про тысячу бумажных журавликов, - по-хорошему традиционно и одновременно злободневно.

Японские художники и архитекторы представили на суд публики девственно-белый зал, кажущийся абсолютно пустым. Однако уже через несколько минут глаза зрители, привыкшие к ослепительному белому безмолвию, начинают различать на стенах нарисованные простым карандашом домики. Такая концентрация европейских представлений о Японии. Тем более что рисовали эти домики 20 японских студентов на протяжении долгих шести месяцев. Не покладая простых карандашей. Получилось трогательно, как в истории про тысячу бумажных журавликов. Только эта история закончилась хорошо

Белый цвет вообще стал знаменем одиннадцатой биеннале. Бело было, например, внутри «постсоцлагерной коммуналки» - общего павильона Чехии и Словакии. Эти страны тоже ничего не сказали прямо об архитектуре, но при этом ушли внутрь здания – вопреки заданной теме. Гости чехословацкого павильона могли лицезреть философский дизайн – шеренгу белоснежных холодильников, на дверце которых с помощью детской магнитной азбуки набраны описания лайфстайлов современных горожан. Внутри – соответствующие продуктовые наборы.

Что ж, экспозиция Чехии и Словакии, безусловно, заставляет остановиться и задуматься. Но при этом новым словом в визуальном искусстве ее никак не назовешь. Сравнительный анализ содержимого разных холодильников стал слишком растиражированным трендом. Зародившийся в умах фотографов-концептуалистов, рефрижераторная тема шагнула сначала на станицы американского мужского глянца, а потом – даже в эфир утреннего шоу на одной из российских радиостанций. Хотя, казалось бы, фотографии в радиоэфире демонстрировать проблематично.

Голландия, анфан террибль в дружной европейской семье, тоже пофантазировала на тему белизны. Многие ждали от страны тюльпанов и кофе-шопов эпатажа, а получилось скрупулезное социологическое исследование, снабженное статистическими выкладками и запоминающейся визуальной оболочкой.

Девять «белых людей» - белоснежных манекенов, вырастающих из домов, развешаны по потолку подобно свежевыстиранному белью. В таком виде дизайн-студия Droog представила девять типов городских одиночек – топ-менеджера, сезонного рабочего, вдову, бывших супругов, вечного студента, стюардессу. Все эти люди предпочитают жить одни. За последние 35 лет количество домовладений, рассчитанных на одного человека, в этой стране утроилось. Голландские города постепенно превращаются в реализованную мечту Ле Корбюзье. Future in the Past.

Неподалеку расположился бельгийский павильон. Бельгия – это страна-загадка. Белое пятно прямо в центре европейского континента. О Бельгии мы знаем только то, что здесь есть Атомикум, Гаагский трибунал и брюссельская капуста. Особо продвинутые граждане знают еще и о том, что стены брюссельских домов покрыты удивительными «трехмерными» граффити.

Нынешняя бельгийская экспозиция – это белые стены, расставленные в беспорядке стулья и облака конфетти. Все это должно сообщить зрителю о том, что архитектуру следует воспринимать не в виде макета или фотографии, а непосредственно – стоя перед конкретным зданием. Получилось, что единственной постройкой, выставленной бельгийцами, стал сам павильон – пустой внутри и покрытый нержавейкой снаружи. Изделия из нержавейки заказывали тут. Эдакое здание-невидимка. Так что ничего нового о Бельгии зритель так и не узнал.

P.S. Российский павильон на фоне всего этого буйства минимализма и зашкаливающего концептуализма выглядел случайно забредшим на огонек гостем. Куратор павильона, архитектурный критик Григорий Ревзин поднял на щит бренд «Zagadochnaja Russkaja Dusha» - а иначе чем объяснить то, что россияне решились экспонировать макеты зданий уже построенных и тех, которые будут построены в ближайшие годы. Получился набор стандартных преставлений европейцев о нас: традиционализм, генеральная линия и масштабный реализм. Разве что медведя с поллитрой в лапе не хватало.

Опять же, в рамках неписанного брендбука загадочной русской души, наши соотечественники и примкнувшие к ним Норманн Фостер с Захой Хадид показали, что они могут и блоху подковать, и кулончик от Tiffany на слона надеть. А при случае и самый высокий в Европе небоскреб построить. Среди экспонатов были замечены «Россия» Норманна Фостера, «Федерация» Сергея Чобана и Петера Швегера, Capital Hill Захи Хадид, «Дом-яйцо» Сергея Ткаченко, ТЦ «Времена года» Владимира Плоткина.

Да, экспозиция наших соотечественников была, наверное, единственной собственно «архитектурной». Но в то же время она не продемонстрировала что-то новое, а представила полный список модных трендов сезона. Как разворот глянцевого журнала. Как гардероб московской тусовщицы, почему-то выставленный в одном из залов MoMA.

Виктория Сафонцева

 

 


Поиск

Подписка

Базы компаний, ТЦ, БЦ, жилья
Готовые исследования, обзоры
Новости, статьи и аналитика
RSS-лента (новости, статьи и аналитика)
RSS-лента (Базы компаний, ТЦ, БЦ, жилья)
RSS-лента (Готовые исследования, обзоры)